Общеказачья газета Станица .Данный материал  напечатан в №2(50) за июль 2005 г.

Казаки в Геническе, 1855-56 гг.

В мае 1855 года исход Крымской войны еще не был предрешен. В Геническом отряде войск, созданном в северо-западном Приазовье для защиты коммуникаций, связывающих Крым с материком через Чонгарский мост (на одноименном полуострове в заливе Сиваш), большую роль играли азовские донские казаки. Первый командующий отрядом (вначале он назывался Чонгарским) подполковник князь Михаил Борисович Лобанов-Ростовский еще на Кавказе в 1840-46 гг. служил с казаками, командовал конным отрядом линейцев. Следующий – полковник князь Алексей Васильевич Оболенский – перед войной состоял при атамане Хомутове, участвуя в формировании в Новочеркасске донских батарей, с которыми потом защищал Севастополь. Генерал-лейтенант Яков Богданович Вагнер к моменту своего вступления в должность командующего отрядом тоже хорошо знал казаков: незадолго до этого он возглавлял 2-е отделение Черноморской береговой линии.

17 мая 1855 года английской эскадре (из 16 больших пароходов, фрегатов, бриков, канонирских лодок со шлюпками и примерно ста орудиями) противостояли в местечке Геническе Мелитопольского уезда Таврической губернии один батальон Московского резервного пехотного полка, два легких орудия, сотня донских и 38 азовских казаков с шестью лодками и фальконетами. Тем не менее, благодаря маневренности и умелым действиям Генического отряда эскадра отступила.

В течение полугода союзники почти ежедневно обстреливали Геническ, селения на косе Арабатская стрелка и по берегу Азовского моря, доходя на шлюпках до самого Чонгарского моста, чтобы взорвать эту "дорогу жизни". В связи с возраставшей агрессией отряд до конца года неоднократно пополнялся казаками. По пути домой из Севастополя в нем задержались и 2 батальона пеших черноморцев.

Вдоль Арабатской стрелки (до 35 верст) на курганах, по побережью между Геническом и экономией Атмонай и по северному берегу Сиваша стояли казачьи сторожевые пикеты. В заливе крейсировали азовские канонирские лодки, с берега стреляли пехотинцы, тяжелые и легкие конные орудия, в том числе и фальконеты казачьих лодок, прикрытые специально устроенными укреплениями.

Казаки почти постоянно находились на виду у неприятеля. Однажды в августе 1855 года десять казаков прорвали на Арабатской стрелке цепь окружения из тысячи с лишним десантников неприятеля, среди которых были и кавалеристы. Казаки могли уйти, лишь проскакав много километров по узкой косе и переплыв пролив, соединяющий Арабатскую стрелку с Геническом, притом всю дорогу их преследовала стрельбой с моря батарея противника.

Полковник Барахович, командир азовских казаков, затопил суда в Геническом проливе, чтоб его не мог преодолеть англо-французский десант, ремонтировал Сивашскую гребную флотилию. Одно время он отвечал за всю оборону участка на море, а войсковой старшина Козин – на суше.
Казаки постоянно прочесывали Стрелку вдоль и поперек, предупреждая попытки вражеского десанта. Руководили ими здесь особо ответственные урядники и хорунжие.

Возлагались на казаков и функции по защите чумаков – солевозцев. Когда в конце июня 1855 года под обстрел англо-французских кораблей на косе у Соленого озера попали 373 подводы с солью, по приказу князя Лобанова-Ростовского за пять ночей все они (а заодно и жители хуторов, сожженных неприятелем) были благополучно переправлены казаками на материк.
В РГВИА сохранились первичные наградные документы по Геническому отряду войск.

Азовские казаки

Начальник команд Азовского казачьего войска полковник Яков Богданович Вагнер родился вместе с 19-м веком. Ко времени перевода в Геническ он уже прославился храбростью, умением ориентироваться в боевой обстановке, управляя людьми и судами. В течение примерно 10 лет он воевал с горцами, служил начальником команд азовских казаков на Черноморской береговой линии. Из турецких выходцев, православный, он был награжден двумя орденами Св. Владимира и двумя Св. Анны, орденом Св. Станислава. Из своих подчиненных по отряду Барахович особо просил наградить урядников Чернова Герасима Константиновича, Кравченко Кирилла Игнатьевича и Перетятькина Ивана Васильевича – "за их службу в Керченском проливе, забучение Сиваша у Геническа, работы в самом Геническе и крейсерство в Сиваше", в конце характеристики добавляя: "Пишу истину. После упразднения Черноморской береговой линии за неимением у меня офицеров урядники эти поочередно в ночном и денном движении".

26-летний командир азовской четвертой лодки Засорин Иван Григорьевич родился в Екатеринославской губернии. Служить начал в 16 лет казаком, в 1848 году стал урядником, в 1854 году – хорунжим. Его очень ценил князь Лобанов-Ростовский, доверяя самые ответственные задания. В 1846 году его определили в Войсковую канцелярию Азовского войска, а через честь лет Засорин поступил на службу в азовские команды для крейсирования на северо-восточном берегу Черного моря. Перед Крымской войной охранял боны в Керченском проливе. С приходом в Керчь неприятеля, Иван Григорьевич с товарищами, спасая лодки, в мае 1855 года отступил к Геническу.

Донские казаки

Донские казаки отряда состояли в сотнях 51-го Михеева и 62-го Зарубина казачьих полков. Из 51-го полка представлены были к наградам урядник Ефремов Дмитрий Петрович и казаки Горшколепов Евсей Никитович, Колмыков Петр Федорович, Полушкин Михаил Дмитриевич, Савостьянов Герасим Харлампович, Фетисов Трофим Сидорович. Все – родом из казацких детей, кроме Колмыкова (из обер-офицерских детей). Самый старший по службе, Ефремов, в войске находился с 1837 года, а самый младший, Колмыков, – с 1852 года. Упоминаются в документах без имен и отчеств еще донские казаки того же полка Колесников и Кротких.
Командиром 6-1 сотни Донского казачьего 62-го был войсковой старшина Козин. К сожалению, почерк настолько неразборчив, что удалось выяснить лишь суть его служебных действий, но не более того, даже имя и отчество нам неизвестны. Однако дела его заслуживают памяти. Укрепления, построенные под руководством Козина при отсутствии надлежащих материалов, неоднократно разрушались морскими бурями, но войсковой старшина не терял присутствия духа. Рапорты рисуют картины трудностей разведки и строительства в условиях топкого грунта, пожаров от бомбардировок, разгула стихии и дефицита питьевой воды, фактически в условиях блокады.
Командир не скупился на высокие оценки службы и своих подчиненных. В представлении на имя генерал-лейтенанта Вагнера в ноябре 1855 года Козин рекомендовал присвоить звание урядника приказным Семену Погребному из Каменской и Дмитрию Попову из Екатерининской станицы, а также казаку Федору Артемонову – отмечая их старание в ходе работ по устройству укреплений Чонгарского моста.

Переписка с командующими говорит также о мобильности и смелости командира 3-й сотни 62-го полка есаула Василия Макаровича Рыганцова. Редкие действия отряда обходились без его участия. Причем инициатива есаула иной раз оборачивалась против него самого: он мог, например, в интересах дела исчезнуть из отряда, никого не предупредив.
Сын урядника, Рыганцов достиг в 1855 году 45-летнего возраста. В его послужном списке – чин хорунжего "за отличие в войне с горцами", серебряная медаль и чин сотника за Венгерскую кампанию 1849 года, Высочайшие благоволения за службу. Служил он на Кубани, на Кавказе, в Дунайских княжествах. В 1853 году стал есаулом. В 1855 году его послали на службу по северному берегу Азовского моря.
Под стать есаулу были и его боевые товарищи, которых он рекомендовал отметить за заслуги. В частности есаул выделял урядника Дикова Василия Григорьевича (из военных дворян Елисаветинской станицы), который "отличился во многих перестрелках с неприятелем при нападении на Геническ и при высадке на Арабатской стрелке". Мужество проявляли также урядники Петр Деев и Андрей Шебелев. В 3-й сотне достойны были наград многие нижние чины: Семикаракорской станицы четверо – Ермаков Сысой Алексеевич и Тиньков Яков Федорович, из казацких детей, Рыганцов Иван Васильевич, из обер-офицерских детей, Сафронов Николай Васильевич, из военных дворян; затем донские ратники казачьего рода – Куркин Иван Андреевич из Митякинской, Суховеев Афанасий Михайлович Бело-Калитвинской, Фролов Василий Михайлович Ново-Николаевской станицы, Лишенков Елизар Степанович, Погребенков Иван Александрович… 20-летний Рыганцов Иван Васильевич, вероятно – сын или родственник командира. Начал служить в 1853 году. В марте 1855 года был зачислен в Донской 62-й полк.

Всех названных чинов командирование рекомендовала положительно за отличное поведение при бомбардировке Геническа. В рапорте для вышестоящей инстанции отмечены их храбрость, нравственность и примерное усердие к службе.

16 июля 1855 года два неприятельских ялика после измерения глубин Азовского моря вечером пристали к берегу Стрелки. Не менее 20 англичан сошли на берег, оставив дежурных в лодках. В это время урядник третьей сотни Андрей Степанович Шебелев, другие урядники и семь казаков поджидали возвращавшихся с пикета товарищей, чтобы переправить их через пролив в Геническ.
На вопрос – "Кто идет?" - один из десантников ответил по-русски. Поздно осознав, что перед ним неприятель, Шебелев не растерялся и приказал казакам рассредоточиться. С криками "ура" и частой пальбой они бросились на врага, обратив его в бегство. Услышав на противоположном берегу пролива стрельбу, урядник Петр Иванович Деев и казак Иван Васильевич Рыганцов вплавь бросились через пролив на помощь однополчанам.
Казаки преследовали среди камышей англичан до самого берега, от которого уже уходили их ялики. Десантники, освещенные луной, догоняли лодки вплавь, многие были убиты. Казаки возвратились в Геническ без урона, захватив снаряды, предназначенные для поджога судов. Генерал-лейтенант Рыжов просил командование наградить донцов "за храбрость и мужественное самоотвержение", но достались им лишь знак Военного ордена (Андрею Шебелеву) и денежные поощрения в 10 и 5 рублей серебром. Еще двух офицеров 3-й сотни 62-го полка можно охарактеризовать отдельно.

Хорунжий Василий Фролович Филимонов происходил из дворян Войска Донского. В 1855 году в 40-летнем возрасте носил он знак отличия Военного ордена Св. Георгия. За его плечами – поход в Царство Польское, кордон на прусской границе, военные действия на Кавказе, посты по Галицийской границе, поход в Курляндию. С 1855 года – на службе по содержанию аванпостов по северному берегу Азовского моря. С женой, дочерью сотника Захарова, он имел четырех детей.

Хорунжий Капитон Каркеевич Платонов, также из дворян, начал службу походом в Грузию, стоянием на аванпостах Кавказской линии, участвовал в возобновлении Луганской крепости, затем вошел в штат Черкасского округа писарем. К 34-м годам судьба тоже привела его на службу по Азовскому морю… Крымскую войну Россия не выиграла, но и территории своей не уступила. И в этом значительная заслуга казаков, защищавших не только Россию, но и часть своей малой родины – Приазовье.

С. Павлова

Обработка текста - Валерии Гайдамаки .

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"

Вернуться на первую страницу сайта

www.genichesk.com.ua ©

Размещено на сайте 28 ноября 2006 г.