В.Дубровин "Арабатская стрелка в июне 1855 года"

часть первая

Данный очерк написан в продолжение материала «Чёрный туман в проливе Тонкий».
Библиографический список и остальные справки, что помещены там, в полной мере касаются текста, приведенного ниже.

            Прошёл почти месяц с тех пор как союзники впервые вторглись в Азовское море. Надежды их, что вторжение послужит быстрому падению Севастополя не оправдались. 6 июня они потерпели поражение в генеральном штурме и нужно было начинать всё сначала. «Лёгкая эскадра» готовилась вновь войти в Азовское море и главной её задачей была уж не строгая морская блокада, как раннее, но террор. Новым командующим, вместо умершего от ран капитана Лайонса, должен был стать Шерард Осборн, командир шлюпа «Везувий».

Везувий Освальд Брайерли
Шлюп "Везувий" на картине художника Освальда Брайерли
из национального морского музея в Гринвиче, Великобритания.

            К месту сказать, из моря Азовского уходила не вся «Лёгкая эскадра», четыре шлюпа оставались в нём для блокады почтового тракта Арабатской стрелки - английские «Везувий» и «Кроншнеп», французские «Люцифер» и «Брандон». Корабли должны были препятствовать движению по тракту конвоев к Севастополю. Британцы и французы долго курсировали вдоль 110-верстной косы и всё удивлялись, как ловко маскируются русские конвои, что ни одного не видно. В один прекрасный день они таки прозрели, что патрулировали пустое стовёрстное пространство и это было неприятное открытие, по крайней мере, для командующего морскими силами союзников на Чёрном море контр-адмирала Эдмунда Лайонса Барта. Пока дело не получило огласку, пока не прознали дотошные английские газетчики, пока не дошло до лордов адмиралтейства…

            Коммандер Осборн получил адмиральский приказ немедленно подвергнуть тракт на всём его протяжении полному разгрому с уничтожением почтовых станций и всего прочего к нему относящемуся. Осборн, отвлекшийся было в центральную часть моря для охоты за рыбацкими суденышками и обстрела станиц на тамошних берегах, теперь на всех парах гнал «Везувий» к берегам арабатским. Новый командующий демонстрировал оперативность и исполнительность. У него под командой находилась пока лишь четвёрка шлюпов, остальные корабли должны были прибыть через несколько дней.

            Союзники ничуть не преувеличивали значение почтового тракта на Арабатской стрелке. Это был действительно важный и удобный путь в Крым. Для войск, следующих со стороны Дона, он сокращал путь на 70 – 100 вёрст, по сравнению с дорогой через Перекоп. На тракте никогда не бывало распутицы, бича русских дорог, а марши вдоль морского берега были не столь утомительны. До прорыва неприятеля в Азовское море по этой дороге прошло много войск. Были среди них и прославленные с 1812 года полки, были и те, кому ещё предстояло обрести свою славу в сражениях Крымской войны.

            В мае 1854 г. прокатила по тракту Донская тяжелая батарея №3, та самая, что в Балаклавском сражении своей картечью сбросила британскую кавалерию как военную силу со счетов Крымской войны. Офицер батареи М.М. Калинин в своих воспоминаниях пишет о восторженном приеме, который устроили казакам жители Геническа.

            Но вернёмся к почтовому тракту. Кроме того, что путь этот был удобен благодаря своему географическому положению, он был ещё и хорошо обустроен. Полосатые вёрсты стояли, как и положено, через версту, колодцы - через пять вёрст, почтовые станции – через 25, трактиры и казармы – через 50. Почтовые станции были основательны – с постоялыми дворами, конюшнями, жильём. Жили при них донские казаки, 20 лет назад переселенные вместе с семьями в эту местность для несения службы на тракте.

            Казаки обжились на новых местах, превратив станции в цветущие хуторки. На некогда совершенно безводной косе они вырыли обильные водой колодцы, были у них хорошие огороды, возделанные поля, плодоносящие сады, много домашней живности. После прорыва союзников в Азовское море, тракт спешно перевели во внутреннюю часть полуострова, но станционные постройки, жилища и домашнее хозяйство казаков пока оставались на прежних местах.

            И вот, начиная с 14 июня, в течении трёх дней, «Везувий», «Кроншнеп», «Люцифер» и «Брандон» подходили к берегу, открывали огонь по станциям, по хуторам; затем с кораблей под прикрытием корабельных орудий высаживались отряды и жгли станции, жилища, хозяйственные постройки, убивали лошадей, домашний скот, а кур, гусей, молодых бычков забирали на суда. Этот разбой и грабежи, однако, не прошли союзникам даром. Хозяева хуторов, встречали незваных гостей метким ружейным огнём, затем уносились верхом и пули неприятеля не догоняли казаков. Французский историк барон Безанкур пишет, что союзники потеряли на хуторах несколько человек, английские историки помалкивают.

            Бомбардировки не избежала ни одна постройка на Стрелке, будь то трактир и казармы в урочище Чокрак или крошечные, в несколько хижин рыбачьи поселения. Не обошли союзники вниманием и казачие пикеты на высотах вблизи Геническа, По ним открывали залповый огонь, не жалея снарядов и вынуждали казаков уходить. Осборн отрапортовал, что уничтожил дорожные укреплённые посты, а русские конвои вынудил оставить Арабатскую стрелку. Шерард знал каких рапортов ждут от него и не смел обманывать надежд руководства.

            В ходе вышеописанных «боевых» действий союзники наткнулись на хуторок в урочище Валок, в 40 верстах от Геническа. Обитал в нём объездчик Соляного ведомства Алексей Ницо, будто бы из молдаван, но в Геническе его звали болгарином. Кроме него здесь пребывали двое солдат инвалидной команды. Это был самый обычный кордон корчемной, в данном случае – соляной стражи, который должен был пресекать безакцизный вывоз соли с промысла. Инвалиды являлись соляными стражниками, объездчик по чину был старшим над ними. Видимо стражников захватили врасплох, что они не смогли уйти от неприятеля.

            Союзники не тронули хуторок и он уцелел, единственный из всех поселений на Арабатской стрелке. Объездчика, знающего окрестности как свои пять пальцев, англичане забрали на эскадру, несколько дней допрашивали, вернули на хутор но и там не оставляли его в покое ни на день. А что бы Алексей не сбежал в их отсутствие, запирали в его же домишке. Англичане уже тогда вынашивали план разведки Чонгарского моста и человек этот был нужен. Стражников так же держали взаперти, для соблюдения тайны замышляемого предприятия.

            

            Дубровин В.М.

            Читать далее..

            термины, справочник и библиография

            Еще от автора - В.Дубровин "Крестный отец Геническа"

            Еще от автора - В.Дубровин "Чёрный туман в проливе Тонкий"

            Еще от автора - В.Дубровин "Арабатская стрелка в июне 1855"

            Еще от автора - В.Дубровин "Западное побережье Азовского моря в июле – декабре 1855г."

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"
Вернуться на первую страницу сайта

Информация получена и размещена 9-9-2011


www.genichesk.com.ua ©

2004–2017 © www.genichesk.com.ua
Администратор сайта — Семен Абрамович Кац (с)
Защита фото и авторской графики
Есть что сказать?