В.Дубровин "Западное побережье Азовского моря в июле – декабре 1855г"

часть первая

Данный очерк написан в продолжение материалов «Чёрный туман в проливе Тонкий» и "Арабатская стрелка в июне 1855г."
Библиографический список и остальные справки, что помещены там, в полной мере касаются текста, приведенного ниже.

            Разграбив и разгромив в июне поселения на западном побережье, оставив бесперспективные попытки достижения Чонгарского моста и уничтожения переправы через пролив Тонкий, коммандер Шерард Осборн в первый день июля повёл «Лёгкую эскадру» на восток, к Бердянску, Мариуполю, Таганрогу, неся террор приморским городам, большим и малым селениям.

            При этом в Геническом морском районе был оставлен отряд из трёх боевых судов, что бы контролировать Арабатскую стрелку, не допускать возобновления движения по тракту, пресекать попытки выхода в море русских торговых и рыбачьих судов (лодок) и вообще, держать русских в напряжении. Отряд возглавил командир шлюпа «Горячий», лейтенант Хортон, под командой у него были канонерки «Весер» и «Шлак». Три канонерки, это не 15 и в Геническе жители и сам князь Михаил Борисович могли теперь вздохнуть с облегчением. В этот, второй приход эскадры, Лобанов-Ростовский как командующий смотрелся, несмотря на все его огрехи, получше, чем в первый раз. По крайней мере, войско своё он уже не уводил «на колодцы» даже при самых сильных обстрелах, неприятельские шлюпки в пролив тоже не пускал. Мелкие наскоки союзников князь, в общем, отражать научился, а крупные, к счастью, неприятель не предпринимал.

            В первые дни июля отряд Хортона обстреливал Геническ, а так же рыбацкие посёлки в Утлюкском заливе. 4 июля, шлюп «Горячий» и канонерка «Шлак», оставив «Весер» на Геническом рейде, обогнули остров Бирючий и последовали к северу. На побережье всюду закончился покос хлебов, при селениях можно было видеть стога необмолоченного хлеба и соломы, амбары жителей начали полниться зерном. Всё это на языке Осборна называлось «складами зерна и фуража» и подлежало уничтожению. У деревень Кириловка и Горелое корабли приблизились на половину версты к берегу и открыли по селениям огонь. Они произвели 150 орудийных выстрелов, после чего с «Горячего» спустили баркас, имевший орудие и стрелков на борту. Англичане было высадились на берег, но попали под внезапный ружейный огонь приблизившейся скрытно сотни спешенных казаков 62-полка, под командой урядника Аристова и поспешили обратно к баркасу. С баркаса, дали три картечных залпа по казакам и не мешкая отчалили к пароходам. После чего, бомбардировка деревень возобновилась и продолжалась до позднего вечера.

            На следующий день, то есть 5 июля, с 5 часов утра, англичане возобновили обстрел и продолжали его до 10 утра, затем оба судна ушли к Бердянску. Командир 62 Донского казачьего полка подполковник Зарубин из Мелитополя докладывал генералу Краснову в Таганрог, что итогом бомбардировки этих двух сёл в течение двух дней явились две сгоревшие от зажигательных ракет скирды соломы. Ближе к вечеру того же дня два этих судна появились у Бердянска. «Горячий» и «Шлак» открыли сильный огонь по городу. Под его прикрытием на берег высадился небольшой отряд, который зажёг Матросскую слободу и направился в город. Навстречу неприятелю выступили спешенные казаки второй сотни 62-го Донского полка, под командой есаула Касьянова и заставили ретироваться. Пароходы усилили канонаду, несколько часов осыпали город ядрами и бомбами, к темноте удалились, направившись обратно к Геническу.

            А в Геническе боялись и думать, что неприятель может вернуться. Хлебопашество не было главным занятием местных жителей, но всё же имело место и хлеба были уже скошены, с уходом неприятельской эскадры (одинокая канонерка на рейде была не в счёт), начали свозиться в местечко, поближе к дворам земледельцев. По окраинам выросли стога, больше всего их было в нижней части селения, обращённой к морю. И тут, в самый разгар работ вернулись «Горячий» и «Шлак». «Русские сами обложили свои дома соломой» - сказал командир шлюпа Хортон, - «нам осталось только поднести спичку».

            Весь день 7 июля шлюп и обе канонерки обстреливали Геническ. Кроме артиллерийских орудий были применены зажигательные ракеты. Первыми загорелись стога в нижней части местечка, от них воспламенились соседние дома, за ними - другие, затем занялись пожары по всему селению и всё это горело остаток дня и полыхало всю ночь. Ветер раздувал пламя, в воздухе носились пучки горящей соломы. Воодушевлённые результатами обстрела англичане бомбардировали местечко до рассвета. Такого пожара в Геническе не было со дня печальной памяти 17 мая. Около 21 часа, после нескольких попаданий, рухнули своды церкви, сильно пострадавшей от прежних бомбардировок. Многие в эту ночь лишились своих жилищ.

            Князь Михаил Борисович в рапорте сообщает: "Суда стреляли тотчас на те места, где показывалось пламя. Поэтому,... я запретил тушить, предпочитая вывести дальше солдат, если здания загорятся, чем подвергнуть верной и бесполезной потере". Жаль, князь не сообщает, с чего это вдруг он разрешил ввозить в местечко, подвергаемое бомбардировкам чуть ли не ежедневно, такую массу легковоспламеняемых материалов. Вселенского пожара не случилось бы, предоставь он жителям более безопасное место для скирдования и молотьбы. Недомыслие, или равнодушие, или просто упование на авось командующего оставили одних без жилищ, других обрекли на голодный год, третьим присудили и то и другое. Тем и закончилась его командование в Геническе.

            Между тем события текли своим порядком. Пока канонерки Хортона жгли многострадальное местечко, основной состав эскадры бесчинствовал в центральной части моря и в Таганрогском заливе. Любопытно, что не прошло и недели после вселенского пожара в Геническе, как объявился и среди англичан свой горе - командир. 12 июля командир канонерки «Яшма» (“Jasper”) Хадсон на исходе ночи посадил на мель своё судно на Кривой косе и после перестрелки с казаками бросил его со всем вооружением, боезапасом, флагами и судовыми документами, ушел на шлюпках.

            Неприятность эту англичане поспешили замять, адмирал Лайонс выгородил Хадсона перед трибуналом, а английские историки постарались придать делу пристойный вид. С подачи англичан подлинная причина крушения «Яшмы» миру осталась неизвестна, но в Таганроге знают истину, она - в вине. Пить надо было меньше британцам. Таганрожцы наблюдали банкет 11 июля на палубе «Яшмы», длившийся до самой темноты и перемежавшийся с залпами по городу, об этом пишет генерал И.И. Краснов. Той же ночью именно эта канонерка села на мель, об этом тоже пишет генерал и факт проверен, сомнений нет. Как-то в разговоре автора этих строк с историком из Таганрога А.В.Смирновым, был установлен и повод для банкета: оказалось, 11 июля минул ровно месяц со дня смерти капитана Лайонса, первого командира «Лёгкой эскадры». Он умер от ран точно в свой день рождения, то-то и разгулялись британцы. Похмелье их было горьким.

            

            Дубровин В.М.

             Читать далее..

            термины, справочник и библиография

            Еще от автора - В.Дубровин "Крестный отец Геническа"

            Еще от автора - В.Дубровин "Чёрный туман в проливе Тонкий"

            Еще от автора - В.Дубровин "Арабатская стрелка в июне 1855"

Вернуться в раздел "Статьи и публикации"
Вернуться на первую страницу сайта

Информация получена и размещена 9-11-2011


www.genichesk.com.ua ©

2004–2017 © www.genichesk.com.ua
Администратор сайта — Семен Абрамович Кац (с)
Защита фото и авторской графики
Есть что сказать?